Суббота, 21.10.2017, 15:26 Приветствую Вас Гость


Главная | Регистрация | Вход | RSS
Меню сайта
Категории раздела
О музее-диорама
Гости музея-диорамы
Выставки
Перед "Курской битвой"
Дневник "Курской битвы"
Оборонительное сражение (Прохоровка)"Курсская битва"
Курская битва
Прочие
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Музей-диорама"Курская битва" » Дневник "Курской битвы"

7 июля 1943 года
28.07.2003, 19:26

Северный фас
Поныревское направление
Сражение за Поныри

С рассветом 7 июля вновь завязались упорнейшие и ожесточенные бои за Поныри. Они начались ударом крупных сил пехоты и танков врага, поддержанных сотнями орудий и самолетов. Атаку начали тяжелые танки. Средние и легкие танки были замаскированы и ждали только сигнала вступить в бой. Вскоре тяжелые танки, приблизившись на дистанцию прямого выстрела, открыли сильный огонь по нашим оборонявшимся войскам. Спустя некоторое время в атаку перешли легкие и средние танки. Авиация противника наносила удары по переднему краю и в глубине.

Противник был уверен в успехе, полагая, что вся огневая система 307-й стрелковой дивизии подавлена. Но как только немецкие танки приблизились к нашему переднему краю, их встретил губительный огонь советских артиллеристов. Пять атак провели германцы, пытаясь прорвать оборону 307-й стрелковой дивизии, но каждый раз, оставляя горы трупов, откатывались назад. Их танки уничтожались огнем артиллерии, ударами авиации, подрывались на минных полях, пехота отсекалась от танков и несла огромные потери.

К 10 час. утра 7 июля враг, подтянув свежие силы, снова перешел в наступление. Его двум батальонам с танками удалось прорваться на северо-западную окраину Понырей. Но это был лишь кратковременный и незначительный успех. Командир дивизии генерал М. А. Еншин немедленно ввел в бой свой второй эшелон — два стрелковых батальона и танковую бригаду, поддержанные массированным огнем 5-й артиллерийской дивизии и 22-й гвардейской минометной бригады. В ходе решительной контратаки оба батальона противника были разгромлены и положение восстановлено. Несмотря на огромные потери, враг продолжал натиск.

В 11 час. до двух батальонов пехоты, поддержанных танками, вновь атаковали Поныри, но теперь уже с северо-востока. Ожесточенные бои разгорелись с новой силой. Дело доходило до рукопашной схватки. Противнику удалось овладеть поселком 1-е Мая и вплотную подойти к Понырям. Стремясь развить успех, гитлеровцы подтянули сюда свежие силы.

выс. 257, Кашара
Одновременно с боями в районе Понырей упорная борьба 7 и 8 июля развернулась в центре и на левом фланге 13-й армии. Против 17-го гвардейского стрелкового корпуса гитлеровское командование сосредоточило около 300 танков, много артиллерии и минометов. Здесь действовали основные силы 9-й и 20-й танковых и 6-й пехотной дивизий. Гитлеровцы решили вбить клин между нашей ольховатской группировкой и частями, сражавшимися в районе Понырей. Разведка своевременно разгадала планы противника. В ночь на 7 июля саперные подразделения с помощью стрелковых частей заминировали участки, где ожидалось наступление гитлеровцев. С правого фланга армии были сняты 43-й и 58-й танковые полки, занявшие огневые позиции в боевых порядках первых эшелонов стрелковых войск.

В 12 час. противник силой до двух полков с 50 танками атаковал правый фланг 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Удар врага пришелся по 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Группы бомбардировщиков по 50-70 машин непрерывно сбрасывали бомбы на передний край нашей обороны. Ценой огромных потерь врагу удалось овладеть северной частью леса западнее Березового Лога. Здесь его наступление было задержано.

Сражение за Поныри
В 15 ч. 30 м. над полем боя появилось большое количество немецкой авиации. Самолеты были встречены огнем зенитной артиллерии и всех огневых средств пехоты. В бой за поныревский узел обороны противник бросил части 18-й танковой, 86, 292 и 78-й пехотных дивизий. Удар наносился одновременно с трех направлений — с севера, востока и запада. Развернулись ожесточенные бои. Земля дрожала от взрывов бомб, снарядов и мин, от грохота танков.

выс. 257, Кашара
В 15 ч. 30 м. гитлеровцы силой до двух пехотных дивизий, поддержанных большим количеством танков, предприняли наступление во всей полосе обороны 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Главный удар враг наносил на участке высота 257, Кашара. Части корпуса, располагавшие значительным количеством противотанковой артиллерии, открыли организованный огонь по танкам противника. Не выдержав метких ударов наших артиллеристов, враг вынужден был отступить, оставив на поле боя свыше 40 танков. Гитлеровская пехота, отсеченная от танков огнем артиллерии с закрытых позиций, несла огромные потери и вскоре начала окапываться. Отдельные танки противника прорвались в район выс. 257, Кашара, но обратно они уже не вернулись — их подбили артиллеристы 3-й истребительной бригады.

В 17 час. противник, приведя свои части в порядок, вновь начал атаку, но теперь уже против правого фланга корпуса. В ходе ожесточенных боев ему удалось потеснить части 6-й гвардейской стрелковой дивизии и выйти на южную окраину Березового Лога. Используя успех, гитлеровцы усилили это направление, сосредоточив в лесу западнее Березового Лога танки и пехоту. В 19 ч. 30 м. противник перешел в наступление более крупной группировкой. Основные усилия его были сосредоточены в направлении 2-е Поныри, вые. 257 — во фланг и тыл 75-й гвардейской стрелковой дивизии, оборонявшейся западнее Сновы. Командир дивизии быстро перегруппировал свои силы к востоку и встретил атакующего противника организованным огнем всех видов оружия. Потеряв до 30 танков и много пехоты, гитлеровцы отошли в исходное положение.

Стрелковым войскам помогли подразделения 16-го танкового корпуса, которые вели огонь с места (из окопов и засад) и контратаковали вклинившегося противника.

Сражение за Поныри
В 19 час. 7 июля противник бросил в бой еще два полка пехоты и 60 танков. Он решил любой ценой прорваться через поныревский узел обороны. Изнуренные непрерывными 14-часовыми боями, части 307-й стрелковой дивизии не выдержали нового удара превосходящих сил противника и отошли на рубеж южнее Баженова, южная половина Понырей. Здесь противник был остановлен.

Бывший командир 307-й стрелковой дивизии генерал М. А. Еншин, вспоминая о боях тех дней, рассказывает:

    «Самоотверженность солдат и офицеров, их упорство и стойкость в бою, отличный артогонь, бесстрашие артиллеристов, стрелявших по врагу прямой наводкой, смелые действия бронебойщиков обеспечили успех второго дня боя. Фашисты были остановлены... Особенно большой эффект дали минные поля в районе Понырей: на них еще при первой атаке подорвались десятки вражеских танков».

выс. 257, Кашара

К вечеру боевые действия на всех участках 17-го гвардейского стрелкового корпуса прекратились. В течение 7 июля, по далеко не полным данным, противник потерял около 8 тыс. человек и до 100 танков. В полосе корпуса ему удалось продвинуться лишь в направлении Битюг, Кашара на 1,5-2 км. На остальном фронте 13-й армии гитлеровцы также не имели успеха.

Действия ВВС

Действия авиации противника:
7 июля в полосе Центрального фронта отмечалось 1162 самолета-пролета, противник действовал группами в 80-120 самолетов, но добиться господства в воздухе также не смог.

Действия нашей авиации:
7 июля после двух неудачных атак противник сосредоточил в районе Понырей до 150 танков, самоходных орудий и крупные силы мотопехоты, готовясь к новому удару по нашим войскам. Воздушные разведчики своевременно обнаружили группировку противника; по ней еще в исходном положении нашей артиллерией и авиацией (силами 120 штурмовиков и бомбардировщиков) был нанесен мощный удар. По оценке командующего войсками Центрального фронта, враг понес огромные потери, его атака была сорвана.

    «Начиная с 7 июля в воздухе над Центральным фронтом господствовала наша авиация.» (Руденко С. И. Крылья Победы)

Итог боевого дня на Северном фасе

День 7 июля явился критическим для противника. Инициатива борьбы явно переходила к советским войскам. Но гитлеровцы были еще сильны и способны на новые удары.

Действия авиации:
Начиная с 7 июля в борьбе за господство в воздухе наступил перелом — советские истребители захватили инициативу. Если в первые два дня воздушных боев наши потери были несколько меньше потерь противника (соотношение по потерям было 1 к 1,2), то за 7 и 8 июля летчики армии сбили 185 самолетов противника, потеряв при этом 89. 16-я воздушная армия при содействии 15-й воздушной армии произвела 1370 самолето-вылетов. Летчики только 1-й гвардейской иад за день провели 38 воздушных боев и уничтожили 28 самолетов противника.

Южный фас

Обоянское направление
К утру 7 июля гитлеровское командование подтянуло на обоянское направление свежие силы и развернуло наступление, в котором участвовало в общей сложности до 700 танков 3-й и -11-й танковых дивизий и моторизованной дивизии «Великая Германия». Главные усилия противник сосредоточил против 1-й танковой армии (3-го механизированного и 31-го танкового корпусов). Атаки гитлеровских войск начались в 3 часа. Особенно ожесточенные бои развернулись на участке 1-й и 3-й механизированных бригад в районе Сырцево, где они продолжались до 15 час. И только отдельным танкам противника удалось достичь огневых позиций артиллерии, но здесь они были уничтожены метким огнем артиллеристов.

В ходе повторных атак вводом свежих сил противник прорвал фронт обороны и начал распространяться в северном и северо-западном направлениях. Бригады отходили с ожесточенными боями.

Севернее Сырцево, в районе высоты 230.1, мужественно отстаивали оборонительные рубежи танкисты 112-й танковой бригады под командованием полковника М. Т. Леонова. До позднего вечера шли здесь бои, в итоге которых гитлеровцы потеряли 15 танков, в том числе 6 «тигров». Большие потери понесла и бригада, лишившись 15 танков.

В районе Погореловки и Михайловки враг атаковал 1-ю гвардейскую танковую бригаду. С воздуха ее бомбили до 100 самолетов. Все попытки врага проникнуть в оборону бригады успеха не имели. Одновременно гитлеровское командование бросило до 30 танков и пехотный батальон на Покровку и овладело этим населенным пунктом. Создалась угроза левому флангу бригады. Для восстановления положения в район Покровки была подтянута 49-я танковая бригада подполковника А. Ф. Бурды. Она выбила врага из Покровки, но в ходе последующих боев отступила на север, и враг снова захватил Покровку.

Ожесточенные бои в этот же день вели части 31-го танкового корпуса, оборонявшегося на участке Ульяновка, Бол. Маячки, Яблочки. Основной удар приняла на себя 100-я танковая бригада под командованием полковника H. M. Иванова, которая отразила несколько танковых атак врага. С занятием противником Покровки и выходом части его сил в тыл бригада до глубокой ночи продолжала бой в полуокружении и только по приказу командарма к утру 8 июля была выведена северо-западнее Покровки в район Веселый.

К вечеру сильная танковая группировка противника перешла в наступление, имея задачей прорвать весь фронт 31-го танкового корпуса в районе Грезное. В ходе ожесточенных боев к исходу 7 июля гитлеровские войска овладели восточной окраиной Мал. Маячки и Грезное. Одновременно противник частью сил нанес удары в северном направлении на Красный Октябрь (Кострома) и совхоз Комсомолец. В результате упорных боев левый фланг 1-й танковой армии оказался обойденным и отброшенным на северо-запад, а фронт обороны армии растянулся на 45 км. Из состава 1-й танковой армии наибольшие потери понес 3-й механизированный корпус.

К исходу дня 1-я танковая армия с частями 90-й гвардейской стрелковой дивизии занимала оборону на рубеже Луханино, Красная Дубрава, западная часть Мал. Маячки, Грезное. В связи с выходом противника к Красному Октябрю и совхозу «Комсомолец» создалась угроза удара немецких войск на Прохоровку и последующего развития наступления на Обоянь с юго-востока. Поэтому командующий фронтом и командующий 1-й танковой армией усиливают это направление. 31-му танковому корпусу была придана 29-я истребительно-противотанковая бригада и 1244-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк. 52-я гвардейская стрелковая дивизия к исходу 7 июля заняла оборону по северному берегу р. Псел на участке Ключи, Полежаеве с целью не допустить выхода немецко-фашистских войск на северный берег реки. Одновременно командующий 1-й танковой армией производит перегруппировку сил внутри армии.

Для усиления обороны этого рубежа в течение 7 июля в распоряжение командующих 1-й танковой и 6-й гвардейской, армиями из состава 40-й и 38-й армий передаются: 309-я стрелковая дивизия, три истребительные противотанковые бригады, гаубичный, минометный и танковый полки.

Корочанское направление
На корочанском направлении в полосе 7-й гвардейской армии основной удар на себя принял 25-й гвардейский стрелковый корпус генерала Г. Б. Сафиулина. Враг решил с ходу захватить Ястребове и Севрюково и, наступая на северо-восток, выйти в тыл левому флангу 6-й гвардейской армии. Бои сразу же приняли упорный и ожесточенный характер. Первые атаки гитлеровских войск были отбиты огнем артиллерии и стрелковых войск. При этом огромные потери в танках враг понес на наших минных полях. Командир 19-й танковой дивизии генерал Шмидт, описывая бои в этом районе, отмечает:

    «Мы слишком мало знали до начала наступления об укреплениях русских в этом районе. Мы не предполагали здесь и четвертой части того, с чем нам пришлось встретиться. Каждый кустарник, каждый колхоз, все рощи и высоты были превращены в опорные пункты. Эти пункты были связаны системой хорошо замаскированных траншей. Всюду были оборудованы запасные позиции для минометов и противотанковых орудий. Но труднее всего было представить упорство русских, с которым они защищали каждый окоп, каждую траншею».

К исходу дня в ходе ожесточенных боев немцы овладели районом Беловская, Ястребове, Севрюково. Попытки их прорваться в северо-восточном направлении, к Мелехове, были отражены войсками армии и выходившими в этот район передовыми частями 9,2-й и 94-й гвардейских стрелковых дивизий 35-го гвардейского стрелкового корпуса, переданного в оперативное подчинение 7-й гвардейской армии.

Не прекращался натиск врага и с Михайловского плацдарма в направлении на Старый Город. Здесь отважно сражались воины 235-го гвардейского стрелкового полка 81-й гвардейской стрелковой дивизии генерала И. К. Морозова. До шести раз атаковали гитлеровцы 1-й батальон под командованием майора И. А. Акимова, но всякий раз откатывались назад. В бою отличился взвод младшего лейтенанта Ф. Д. Кравченко. Из противотанковых ружей воины подбили пять танков и уничтожили десятки гитлеровских солдат и офицеров.

В результате упорных и ожесточенных боев в полосе 7-й гвардейской армии враг потерял 90 танков и продвинулся всего лишь до 3-5 км.

Действия ВВС

Действия авиации противника:
К утру 7 июля гитлеровское командование подтянуло на обоянское направление свежие силы и развернуло наступление, в котором участвовало в общей сложности до 700 танков 3-й и 11-й танковых дивизий и моторизованной дивизии «Великая Германия». Главные усилия противник сосредоточил против 1-й танковой армии (3-го механизированного и 31-го танкового корпусов). Атаки гитлеровских войск начались в 3 часа. Особенно ожесточенные бои развернулись на участке 1-й и 3-й механизированных бригад в районе Сырцево, где они продолжались до 15 час. И только отдельным танкам противника удалось достичь огневых позиций артиллерии, но здесь они были уничтожены метким огнем артиллеристов.

Действия нашей авиации:
В 0 ч. 40 м. 7 июля маршал А. М. Василевский дал указание о привлечении всей авиации Юго-Западного фронта (17-й воздушной армии) для боевой работы в полосе Воронежского фронта.

7 июля наши механизированные войска, поддержанные двумя сосредоточенными ударами восьмидесяти штурмовиков корпуса генерала В. Г. Рязанова, успешно отразили атаку четырех танковых дивизий противника из района Сырцово, Яковлево в направлении на Красную Дубровку и Бол. Маячки. После сосредоточенных ударов штурмовики непрерывно действовали небольшими группами, уничтожая танки и мотопехоту противника. В результате совместных усилий на поле боя осталось свыше двухсот горящих вражеских танков.

В течение 7 и 8 июля авиационные полки 1-го и 3-го смешанных авиационных корпусов армии уничтожали танки и мотопехоту противника на обоянском направлении в районах Ольховатки, Козьмо-Демъяновки, Быковки и Дмитриевки.

7 июля 125 самолетов 17-й воздушной армии непрерывно поддерживали наземные войска в районах Соломина, Пуляевки, Масловой Пристани, Топлинки, Безлюдовки, разрушили семь переправ через Северский Донец, уничтожили 27 танков, около 60 автомашин, 6 бензоцистерн, 8 батарей зенитной артиллерии и 2 склада с боеприпасами.

7 июля начальник штаба 24-го гвардейского стрелкового корпуса телеграфировал командующему 17-й воздушной армией:

    «Командующий 7-й гвардейской армией и командиры 81-й и 73-й гвардейских стрелковых дивизий просят передать спасибо экипажам, громившим в период с 15 до 16 часов танки противника в районе Ястребово и Беловская. Они также благодарны за действия штурмовиков в районе Маслова Пристань с 13 час. 25 мин. до 14 час. 13 мин.».

Итого боевого дня на Южном фасе
В итоге боев 7 июля гитлеровским войскам не удалось выйти ни в район Обояни, ни в район Корочи. Наши войска продолжали удерживать вторую полосу обороны. И только севернее совхоза Комсомолец, в районе Богородицкое на обоянском направлении немецкие войска продвинулись до 12 км и узким клином вышли к тыловой (армейской) полосе обороны. В полосе 7-й гвардейской армии враг продвинулся от 3 до 5 км.

Гитлеровское командование стремилось скрыть потери своих войск не только в открытой прессе, но и в закрытых официальных документах. Но уже 7 июля оно вынуждено было признать, что наступление обходится слишком дорого. 7 июля в дневнике верховного командования вермахта было записано:

    «На фронтах северной группы после ввода своих крупных оперативных резервов враг предпринял ряд танковых контратак. Наши потери в танках из-за мин значительны прежде всего у оперативной группы «Кемпф».

Военный совет Воронежского фронта 8 июля доносил в Ставку ВГК:

    «Противник силою девяти танковых и семи пехотных дивизий после мощной авиационной подготовки с утра 7.7 возобновил наступление, сосредоточивая главные свои усилия на обоянско-курском направлении. На рубеже Дмитриевка — Лучки противником было развернуто до 700 танков, против 7 гв. армии 250-300 танков... В трехдневных боях наши войска проявили исключительное упорство, стойкость и нанесли противнику большой урон в живой силе и технике. Наша пехота, как правило, пропуская через свои боевые порядки танки противника, отсекает от них его пехоту и наносит ей большие потери».

В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение перегруппировать 47-ю армию генерала П. П. Корзуна из Степного фронта в район Короча, Булановка, ст. Слоновка.

Чтобы ослабить удар главной группировки противника на обоянском направлении, командующий фронтом решил с утра 8 июля нанести по ее флангам контрудар танковыми соединениями и частью сил левого фланга 40-й армии.

Итоги боевого дня
День 7 июля явился критическим для противника. Инициатива борьбы явно переходила к советским войскам. Но гитлеровцы были еще сильны и способны на новые удары.

Для очередного наступления немецкое командование стянуло в район Снова, Подсоборовка, Саборовка большое количество танков. Сюда подошла из резерва 4-я танковая дивизия. Враг решил прорвать оборону наших войск на участке 2-е Поныри, Самодуровка и выйти к Ольховатке. Командование 13-й армии в ночь на 8 июля произвело перегруппировку войск. В первый эшелон армии была выведена 3-я гвардейская воздушно десантная дивизия полковника И. Н. Конева из состава 18-го гвардейского стрелкового корпуса. Она заняла оборону между 15-м стрелковым корпусом генерала И. И. Людникова и 307-й стрелковой дивизией. 1-я зенитная артиллерийская дивизия генерала Р. А. Дзивина, действовавшая ранее на малоархангельском направлении, была переброшена на ольховатское направление. В стык 13-й и 70-й армий была выдвинута 12-я зенитная дивизия (из 70-й армии),

    «К исходу третьего дня сражения, — отмечает в своих воспоминаниях К. К. Рокоссовский, — почти все фронтовые резервы были втянуты в бой, а противник продолжал вводить все новые и новые силы на направлении своего главного удара. Можно было ожидать, что он попытается бросить в бой все, что у него имеется, пойдет даже на ослабление своих частей на пассивных участках фронта. Чем удержать его? И я решился на большой риск: послал на главное направление свой последний резерв — 9-й танковый корпус генерала С. И. Богданова, который располагался в районе Курска, прикрывая город с юга. Это было полностью укомплектованное соединение, наша надежда и гордость.

    Я сознавал, чем нам грозит этот маневр при неудаче. Ведь у соседа фронт дал трещины. Оттуда, с юга, всегда можно было ожидать вражеского удара. Но мы послали Ватутину свою 27-ю армию. Учитывал я и то, что позади войск соседа находится Резервный фронт и в критическую минуту Ставка поможет Ватутину».


Категория: Дневник "Курской битвы" | Добавил: muzdiorama | Теги: 7 июля 1943 года, прохоровское поле, курская битва
Просмотров: 2199 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
РЕКЛАМА


ХИТ ПРОДАЖ СЕГОДНЯ


Поиск
Друзья сайта
  • Письма из будущего
  • Моё Скородное
  • Фотограф Виталий Рыжков
  • День Победы