Суббота, 21.10.2017, 15:27 Приветствую Вас Гость


Главная | Регистрация | Вход | RSS
Меню сайта
Категории раздела
О музее-диорама
Гости музея-диорамы
Выставки
Перед "Курской битвой"
Дневник "Курской битвы"
Оборонительное сражение (Прохоровка)"Курсская битва"
Курская битва
Прочие
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Музей-диорама"Курская битва" » Дневник "Курской битвы"

5 июля 1943 г.
30.07.2003, 19:19

Разведчики 7-й гвардейской армии также донесли, что гитлеровское командование готовит наступление с утра 5 июля. Командующий армией генерал М. С. Шумилов принял решение провести артиллерийскую контрподготовку по вариантам 3, 5 и 6, согласно ранее разработанному плану. Первый 5-минутный огневой налет прошел без помех. Так же прошел и 15-минутный методический огонь. Перед началом последнего, 10-минутного огневого налета в 3 ч. 20 м. со стороны противника началась артиллерийская подготовка атаки. Однако она нисколько не отразилась на выполнении этого огневого налета.

Как доносила наша разведка, контрподготовка в полосе 7-й гвардейской армии деморализовала противника и ослабила его наступательный порыв. Враг отказался от наступления у Белгорода в районе Михайловки, где сосредоточились 6-я и 19-я танковые дивизии, и вынужден был начать свой удар южнее, против 78-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир 19-й танковой дивизии в своем докладе отмечал:

    «Для наведения моста для танков был использован предмостный плацдарм у Белгорода. За несколько недель здесь было уже все готово, и прежде всего 60-тонные мосты для «тигров». В это время русские начинают проявлять внимание и открывают хорошо ложащийся беспокоящий огонь артиллерии, минометов и фланкирующих пулеметов по переправам. Несмотря на темноту, огонь был очень точным... Саперы тотчас же понесли серьезные потери. О продолжении наведения моста для «тигров» не могло уже быть и речи».

Всего в 7-й гвардейской армии на артиллерийскую контрподготовку было израсходовано в среднем 0,5 боекомплекта всех калибров.

Как уже отмечалось, удар нашей авиации по аэродромам противника совпал по времени с вылетом вражеских самолетов для содействия начавшемуся наступлению. Это привело, с одной стороны, к большим воздушным боям, с другой — к потере внезапности, так как основная масса немецких самолетов успела подняться в воздух.

Корочанское направление
Артиллерийская контрподготовка в полосе 7-й гвардейской армии помешала противнику начать организованное наступление. Его удар на корочанском направлении задержался на 30 минут. Для наступления на 25-км. участке фронта от Белгорода до Графовки противник развернул главные силы опергруппы «Кемпф»: в первом эшелоне пять дивизий — три пехотные и две танковые, и во втором эшелоне одну танковую дивизию.

В 3 ч. 30 м. 5 июля противник усилил артиллерийскую подготовку. В воздухе появились значительные группы его самолетов, которые бомбили наши боевые порядки, артиллерийские позиции, танки, тылы. Под прикрытием авиации и артиллерийского огня пехота и танки противника начали переправу через р. Сев. Донец. Для рассредоточения внимания нашего командования немцы решили форсировать Сев. Донец на широком фронте в восьми пунктах (Пушкарное, Дальние Пески, Дорогобужино, Соломине, Пуляевка, Маслова Пристань, Приютовка, Безлюдовка). Одновременно они использовали плацдарм в районе Михайловки (южнее Белгорода) для удара в тыл нашим войскам. Но на пути движения противника встали воины 81, 78, 72, 36-й гвардейских и 213-й стрелковых дивизий. Уже после первой атаки с плацдарма немцы оставили на поле боя убитыми и ранеными до полка пехоты и 30 подбитых танков. Как отмечал командир 19-й танковой дивизии генерал Шмидт, почти все «тигры» были выведены из строя.

Обоянское направление
В 6 часов утра основные силы противника перешли в наступление. Главный удар наносили 48-й и 2-й танковые корпуса 4-й танковой армии немцев на участке 6-й гвардейской армии в общем направлении на Обоянь. В первом эшелоне наступали четыре танковые и две пехотные дивизии. Вспомогательный удар следовал в полосе 7-й гвардейской армии в общем направлении на Корочу силами 3-го танкового корпуса и армейского корпуса «Раус» из оперативной группы «Кемпф». Таким образом, командование группы армий «Юг» уже в первый день наступления ввело в сражение пять пехотных, восемь танковых и одну бронегренадерскую дивизии.

Основные усилия в полосе 6-й гвардейской армии противник сосредоточил на участке Коровино, Черкасское, где оборонялись 71-я и 67-я гвардейские стрелковые дивизии, и на участке Триречное, Березов, где оборонялась 52-я гвардейская стрелковая дивизия.

Полоса 67-й гвардейской стрелковой дивизии
В полосе 67-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал полковник А. И. Баксов, противник силой до полка пехоты и 70 танков, при поддержке 60-70 самолетов, наступал в направлении Бутово, Черкасское. В ходе ожесточенных боев гитлеровцы овладели Бутово, но дальше продвинуться не смогли. Большую роль в отражении атаки сыграла артиллерийская группа поддержки пехоты 196-го гвардейского стрелкового полка и артиллерия группы дальнего действия.

В 7 ч. 10 м. этого же дня, подтянув дополнительные силы, немцы двумя полками пехоты с танками вновь перешли в наступление в направлении Черкасское, но, встреченные огнем стрелкового оружия и артиллерии, с большими потерями отошли в исходное положение.

Полоса 52-й гвардейской стрелковой дивизии
Боевые действия в полосе 52-й гвардейской стрелковой дивизии (23-й гвардейский корпус генерала П. П. Вахрамеева) начались ранним утром 5 июля. После 30-минутной артиллерийской подготовки и массированного удара авиации противник повел наступление из района Раково одним пехотным батальоном на Яхонтов и вторым — на выс. 218,3.

С 8 до 10 ч. 30 м. противник несколько раз возобновлял наступление на Черкасское, но все его атаки были отбиты. Только на минных полях немцы потеряли 25 танков и до 300 пехотинцев.

Полоса 71-й гвардейской стрелковой дивизии
Одновременно противник нанес удар на участке 71-й гвардейской стрелковой дивизии полковника И. П. Сивакова, оборонявшейся в районе Коровино, но и здесь успеха не добился.

Полоса 52-й гвардейской стрелковой дивизии
К 9 час. немецко-фашистские войска в районе Березова подошли к переднему краю главной полосы обороны. На атакованное направление, южнее Быковки, командир дивизии выдвинул 1008-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, там же оборонялся 538 иптап. Только один 1008-й полк, которым командовал подполковник Костенко, подбил 18 танков, в том числе 10 «тигров». Противник также открыл интенсивный огонь и подбил 32 орудия. Оба полка были выведены из боя. В боях на подступах к Березову отличились бойцы фугасно-огнеметного взвода лейтенанта Фасхиева, уничтожившие 11 танков, 4 самоходных орудия и более 200 гитлеровцев.

Чтобы сломить сопротивление наших подразделений в Березове, враг подтянул сюда крупные силы 11-й танковой и 167-й пехотной дивизий. Окруженный гарнизон в Березове дрался до последнего человека и на некоторое время задержал продвижение врага на север.

В 11 час. гитлеровское командование ввело в бой до 200 танков, которые атаковали передний край 52-й гвардейской стрелковой дивизии полковника И. М. Некрасова на участке в 3 км. Атаке предшествовали сильные удары авиации.

В бой с авиацией врага вступила 2-я воздушная армия.

Корочанское направление
Лишь ценою больших потерь противнику удалось овладеть плацдармами на восточном берегу Сев. Донца и к 11 час. построить переправу у села Маслова Пристань, а к 13 час. — у Карнауховки (юго-восточнее Топлинка).

Наступление немцев в восточном и северо-восточном направлениях началось в середине дня. Их встретил мощный огонь из заранее подготовленных опорных пунктов — в районах Разумное, Маслова Пристань, Крутой Лог. На опорный пункт Крутой Лог неприятель бросил до 100 танков, но метким огнем противотанковой артиллерии вскоре было выведено из строя 19 танков, а 7 подорвались на минном поле. Несмотря на отчаянные попытки, противник не смог овладеть ни одним из опорных пунктов; даже будучи окруженными, их гарнизоны сопротивлялись в течение всего дня.

Полоса 71-й гвардейской стрелковой дивизии
В 12 час. была перехвачена радиограмма гитлеровского командования с приказанием сосредоточить на направлении Бутово, Черкасское все танки с задачей в 16 час. 5 июля прорвать оборону русских в районе Черкасское. Командующий армией срочно перегруппировал в этот район 27-ю истребительно-противотанковую артиллерийскую бригаду и подчинил ее командиру 71-й гвардейской стрелковой дивизии. Всего было придано двум дивизиям семь истребительно-противотанковых полков РВГК.

Не добившись успеха в первом ударе, противник перегруппировал свои части и из района северо-западнее Бутово развернул наступление между Коровино и Черкасское. В наступлении участвовало до двух полков пехоты 332-й пехотной дивизии, поддержанных 200 танками 3-й танковой дивизии и сильной авиационной группировкой. В ходе ожесточенных боев противник прорвался в глубину нашей обороны на стыке 71-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий, овладел первой линией траншей, а во второй половине дня занял Коровино и Черкасское. Успех этот обошелся ему в 180 танков. Основные потери в танках немцы несли от огня наших истребительных противотанковых артиллерийских частей. В бою у Черкасское широко применялись тяжелые танки «тигр» и самоходные орудия «фердинанд». Они прикрывали боевые порядки средних и легких танков и, как правило, вели огонь с остановок на дистанцию до 1500 м.

К исходу дня наши части организованно отошли на рубеж Бубны, Ново-Ивановка, Красный Починок, (иск) Черкасское, Триречное.

Полоса 52-й гвардейской стрелковой дивизии
Напор противника возрастал, и к 16 час. части 52-й гвардейской стрелковой дивизии вынуждены были отойти на заранее подготовленный оборонительный рубеж. Командующий армией усилил дивизию 28-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригадой. Гитлеровское командование также произвело перегруппировку, после чего последовал удар танками на еще более узком участке обороны дивизии вдоль восточного берега Ворсклы. Встав на их пути, 28иптабр до конца дня подбила 25 танков врага.

Ценой огромных потерь противнику удалось во второй половине дня овладеть районом Быковка, Козьмо-Демьяновская. Его передовые подразделения вышли к южной окраине Солонец на подступы ко второй полосе обороны. 52-я гвардейская стрелковая дивизия двумя полками заняла оборону по западному берегу Ворсклы, а одним полком — вдоль шоссе западнее Быковки. Здесь полк совместно с 96-й танковой бригадой генерала В. Г. Лебедева отразил удары мотопехоты врага, поддержанные 30-40 танками. Командующий армией выдвинул в полосу 52-й гвардейской стрелковой дивизии 51-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерала Н. Т. Товарткиладзе, приказав ей предотвратить прорыв немецких танков на север в направлении Яковлеве. Во второй половине дня части дивизии вступили в бой с прорвавшимися танками на рубеже Солонец, выс. 218,3. Все попытки противника прорваться в северном направлении и овладеть Яковлево были отбиты.

* * *

В то время как основные силы противника наступали в направлениях Черкасское и Козьмо-Демьяновское, его вспомогательные силы вели наступление в восточном и западном направлениях с целью обеспечения флангов своей ударной группировки. С запада в районе Красного Починка им преградили путь воины 71-й гвардейской стрелковой дивизии, а с востока — 375-й стрелковой дивизии, занимавшей участок Березов, Беломестная.

В полосе 38-й и 40-й армий немецко-фашистские войска активности не проявляли, ограничиваясь здесь разведкой и артиллерийским огнем по боевым порядкам первого эшелона армий.

Несмотря на массированное применение боевой техники, немцам не удалось выполнить задачи дня. За время наступления в полосе 6-й гвардейской армии они вклинились в нашу оборону лишь на 6-8 км. Большую помощь оборонявшимся войскам оказывала авиация. В течение 5 июля она совершила 1891 самолето-вылет, в том числе 2-я воздушная армия — 1322 и 17-я воздушная армия — 569.

За первый день наступления в полосе 7-й гвардейской армии противник захватил лишь небольшой плацдарм на восточном берегу р. Сев. Донец, шириной до 10-12 км. и глубиной до 3-4 км, и несколько вклинился в главную полосу обороны. 81-я гвардейская дивизия отстаивала свои позиции в районе Михайловского плацдарма, 78-я гвардейская дивизия удерживала Разумное и Крутой Лог, а 72-я гвардейская и 213-я стрелковые дивизии стойко обороняли восточную окраину Масловой Пристани, Приютовку и Безлюдовку. Штурмовики и бомбардировщики 17-й воздушной армии разрушали переправы противника и не допускали выдвижения его войск в восточном направлении. За день она совершила до 200 самолето-вылетов, разрушила две переправы в районе Михайловки и Соломине и уничтожила до 40 автомашин с войсками противника.

Действия ВВС

Действия авиации противника:

Действуя группами от пятидесяти до ста бомбардировщиков под прикрытием пятидесяти — шестидесяти истребителей, противник стремился проложить путь своим танкам и мотопехоте, наступавшим на главном направлении.

В течение 5 июля на обоянском направлении было совершено около 3160 самолето-вылетов.

Действия нашей авиации:

В бои с вражеской авиацией вступили летчики 2-й и 17-й воздушных армий, которыми командовали генералы С. А. Красовский и В. А. Судец, а также летчики-истребители Войск ПВО страны. Командование Воронежского фронта сосредоточило на обоянском направлении почти все соединения 2-й воздушной армии. На корочанском направлении действия войск фронта поддерживала 17-я воздушная армия. О накале борьбы свидетельствуют такие данные: над районом площадью 20 на 60 км действовало с обеих сторон более 2 тыс. самолетов, в воздушных боях нередко одновременно участвовало 100-150 самолетов{1}. Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации направлялись на уничтожение фашистских танков.

В 4 часа 30 минут 5 июля 2-я и 17-я воздушные армии нанесли массированный удар по вражеским аэродромам Микояновка, Сокольники, Померки, Основа, Рогань, Барвенково и Краматорская. Для этой цели были привлечены 132 штурмовика и 285 истребителей. По данным экипажей, было выведено из строя до 60 самолетов противника.

Удар нашей авиации по аэродромам противника совпал по времени с вылетом вражеских самолетов для содействия начавшемуся наступлению. Это привело, с одной стороны, к большим воздушным боям, с другой — к потере внезапности, так как основная масса немецких самолетов успела подняться в воздух.

Штурмовики и бомбардировщики 17-й воздушной армии разрушали переправы противника и не допускали выдвижения его войск в восточном направлении. За день они совершили до 200 самолето-вылетов, разрушили две переправы в районе Михайловки и Соломино и уничтожили до 40 автомашин с войсками противника.

Результаты нашего удара могли быть еще эффективнее, если бы части 17-й воздушной армии одновременно действовали по аэродромам истребителей противника, как это планировалось. К сожалению, из-за плохой погоды они не смогли подняться в воздух. Именно по этой причине 291-я штурмовая авиадивизия (41-й, 241-й и 617-й шап) понесла потери, которых можно было бы избежать...

Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации 2-й и 17-й воздушных армий (группами по 6 — 8 самолетов) были направлены на уничтожение танковой группировки противника, пытавшейся прорвать оборону в полосе 6-й гвардейской армии.

Наряду с противодействием авиации противника соединения и части 2-й воздушной армии наносили бомбовые удары по вражеским войскам на поле боя. Большое напряжение выпало на долю частей 1-го бомбардировочного, 1-го штурмового авиакорпусов (командиры гвардии полковник И. С. Полбин и генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов) и 291-й Воронежской штурмовой авиадивизии под командованием полковника А. Н. Витрука. Части этих соединений группами по шесть — девять самолетов под прикрытием истребителей непрерывно наносили удары по вражеским танкам и мотопехоте на обоянском направлении — в районах Зыбино, Казацкое, Черкасское, Томаровка и Бутово. По данным воздушного фотографирования, на поле боя насчитывалось до сотни сожженных и поврежденных танков и автомашин противника.

В 12 часов дня, когда наземные и воздушные схватки достигли предельного напряжения, был введен в бой резерв — 8-я гвардейская истребительная дивизия.

    Немецкий генерал Форст: «Началось наше наступление, а через несколько часов появилось большое количество русских самолетов. Над нашими головами разразились воздушные бои. За всю войну никто из нас не видел такого зрелища».

    Немецкий летчик-истребитель из эскадры «Удет», сбитый 5 июля близ Белгорода: «Русские летчики стали драться куда сильнее. Видимо, у вас сохранились старые кадры. Я никогда не думал, что меня так скоро собьют...»

Итоги боевого дня на Южном фасе:

Наземная обстановка:
5 июля ударные группировки немецких войск продвинулись от 2 до 15 км, в полосе 6-й гвардейской армии на 6 — 8 км.

К исходу 5 июля стали вполне очевидными направления ударов гитлеровских войск. Боевым распоряжением на 6 июля командующий фронтом поставил войскам задачу — упорной обороной изматывать наступающего противника и не допустить расширения его прорыва в сторону флангов. Еще утром 5 июля штаб фронта предупредил командующего 1-й танковой армией и командиров 2-го и 5-го гвардейских танковых корпусов о возможности использования их 5-6 июля совместно с частями 6-й гвардейской армии.

В 16 час. того же дня командующий фронтом приказал командарму 1-й танковой генералу M. E. Катукову занять вторую полосу обороны к 24 час. 5 июля на рубеже Меловое, Яковлеве за вторым эшелоном 6-й гвардейской армии. 6-й танковый корпус генерала А. Л. Гетмана занимал оборону на участке Меловое, Раково, Шепелевка, 3-й механизированный корпус генерала С. М. Кривошеина — на участке Сырцев, Яковлеве. 31-й танковый корпус генерала Д. X. Черниенко выдвигался для обороны рубежа Студенок, Владимировка во второй эшелон. Армии было приказано:

    «Ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника в направлении на Обоянь».

Ей была придана 180-я танковая бригада из 38-й армии, занявшая оборону в 5 км. южнее Обояни на участке Семеновка, Афанасьевка.

К 24 час. 1-я танковая армия силами 3-го механизированного и 6-го танкового корпусов заняла оборону на указанном рубеже. В течение ночи были выставлены танковые засады, артиллерия встала на огневые позиции, личный состав тщательно окопался; танки, огневые средства были замаскированы от воздушного и наземного наблюдения.

В это же время было отдано распоряжение командиру 5-го гвардейского танкового корпуса генералу А. Г. Кравченко к 24 час. 5 июля вывести корпус на рубеж Лучки, Петровский (западнее Тетеревино) с задачей не допустить прорыва противника в направлении на Прохоровку. Командир 2-го гвардейского танкового корпуса полковник А. С. Бурдейный получил задачу выдвинуть части корпуса из района Короча в район Сажное, Новые Лозы, Гостищево и не допустить развития наступления противника в северном и северо-восточном направлениях. Оба корпуса передавались в подчинение командующего 6-й гвардейской армией. Последний уточнил задачи корпусам, которые к исходу дня имели следующее положение: 5-й гвардейский танковый корпус занял оборону на рубеже (иск) Яковлеве, Нечаевка, Тетеревино и 2-й гвардейский танковый корпус — на рубеже Рождественка, Новые Лозы, Дружный.

В этот же день, 5 июля, задачу получил и 35-й гвардейский стрелковый корпус генерала С. Г. Горячева — выдвинуть к 3 час. 6 июля 93-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерала В. В. Тихомирова в район Прохоровки и за 183-й стрелковой дивизией 69-й армии занять рубеж обороны Петровка, совхоз Октябрьский, Правороть, с целью не допустить развития удара противника в северо-восточном направлении. Две другие гвардейские дивизии корпуса (92-я и 94-я) выдвигались на усиление корочанского направления.

На случай удара гитлеровских войск в северо-западном направлении, на Коровино, Ракитное, командующий фронтом усилил оборону левого фланга 40-й армии, передав ей 192-ю танковую бригаду из 38-й армии. Бригада сосредоточилась в районе Ракитное. Принял необходимые меры и командующий 40-й армией генерал К. С. Москаленко. Он выдвинул на левый фланг второй оборонительной полосы один полк 309-й стрелковой дивизии, 59-й танковый полк и 86-ю танковую бригаду, 1461-й самоходно-артиллерийский полк, 12-й и 1689-й истребительно-противотанковые артиллерийские полки. Следовательно, в случае наступления противника в северном направлении на Обоянь на пути его движения должны были встать 1-я танковая армия и 5-й гвардейский танковый корпус, занявшие вместе со вторым эшелоном 6-й гвардейской армии вторую полосу обороны. При попытках расширить прорыв в западном и северо-западном направлениях немцы встретили бы упорное сопротивление частей 40-й армии. Попытки их развить удар в восточном и северо-восточном направлениях должны были парироваться ударами 2-го гвардейского танкового корпуса.

При благоприятно сложившейся обстановке предусматривались более решительные меры с задачей разгромить гитлеровские войска, вклинившиеся в оборону 6-й гвардейской армии. В этих целях штабом фронта готовился контрудар силами 1-й танковой армии в общем направлении на Томаровку, 5-м гвардейским танковым корпусом во взаимодействии со 2-м гвардейским танковым корпусом — на Тетеревино, Быковка, Раково и 2-м гвардейским танковым корпусом во взаимодействии с 5-м гвардейским танковым корпусом — на Выковка, Березов, Белгород.

Были приняты меры и по усилению войск 7-й гвардейской армии на корочанском направлении. В ее оперативное подчинение передавались 111-я и 270-я стрелковые дивизии 69-й армии генерала В. Д. Крюченкина, которые занимали тыловой оборонительный рубеж. Из 35-го гвардейского стрелкового корпуса в армию были переданы 94-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника И. Г. Русских и 92-я гвардейская стрелковая дивизия полковника В. Ф. Трунина. Обе дивизии занимали оборону в районе Корочи и юго-западнее города. Для восстановления обороны по Сев. Донцу командующий 7-й гвардейской армией создает из частей второго эшелона две ударные группировки. Первая из них подчинялась командиру 25-го гвардейского корпуса генералу Г. Б. Сафиулину и включала 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника С. А. Козака, 31-ю истребительно-противотанковую бригаду, 167-й танковый полк, 1438-й самоходный и 262-й пушечный артиллерийские полки, 309-й и 97-й гвардейские минометные полки и 329-й инженерный батальон. Эта группировка должна была нанести удар с рубежа Ведовская, совхоз «Батрацкая дача» в направлении Крутой Лог, Ниж. Ольшанец.

Вторая ударная группировка — 24-й гвардейский стрелковый корпус генерала Н. А. Васильева в составе 213-й стрелковой дивизии полковника И. Е. Буслаева и 27-й танковой бригады — наносила удар из района урочища Дача Шебикинская в направлении Масловой Пристани. Подвижная группа корпуса в составе 201-й танковой бригады, 1529-го самоходно-артиллерийского и 1669-го истребительно-противотанкового артиллерийского полков должна была наступать из района Гремячий, совхоз Поляна на Крутой Лог. 15-я гвардейская стрелковая дивизия Е. И. Василенко после смены ее 111-й стрелковой дивизией выводилась на рубеж Неклюдово, Чураево по восточному берегу р. Корень в качестве второго армейского эшелона. Контрудар решено было начать в 3 ч. 30 м. 6 июля.

Командующий фронтом поставил ответственные задачи и перед авиацией. Ей надлежало вести борьбу с пехотой и танками на поле боя, содействовать нашим войскам в удержании второй оборонительной полосы, не допускать выдвижения резервов противника к району вклинения, К выполнению задач авиация приступила уже в ночь на 6 июля. Соединения авиации дальнего действия и ночные бомбардировщики 2-й и 17-й воздушных армий наносили удары по войскам противника в районах Битово, Ольховатка, Козьмо-Демьяновское, а также бомбили резервы, выдвигавшиеся из районов Белгорода и Томаровки.

Действия авиации:
В течение 5 июля авиация совершила 1891 самолето-вылет, в том числе 2-я воздушная армия — 1322 и 17-я воздушная армия — 569. Особенно успешно сражались летчики 5-го истребительного авиакорпуса, которым командовал генерал-майор авиации И. Д. Климов. Только летчики 8-й гвардейской истребительной авиадивизии (командир дивизии генерал Д. П. Галунов) уничтожили семьдесят шесть вражеских самолетов.

Противник:
5 июля гитлеровское командование отдало распоряжение подтянуть вторые эшелоны и восстановить нарушенное управление. Бои с новой силой развернулись восточнее и западнее Обоянского шоссе.

Немцы рассчитывали, что под их натиском советские войска дрогнут и беспорядочно побегут. Как стало потом известно, авиаразведчики даже получили специальные задания следить за бегством русской армии. Но докладов о бегстве гитлеровское командование не получало. Наоборот, экипажи разведывательных самолетов докладывали: «Отхода русских войск не наблюдаем. Наши танки несут большие потери».

Общий итог боевого дня и планы сторон:
В первый день ни на одном из направлений немецко-фашистским войскам не удалось прорвать оборону. Они лишь вклинились в нее на 8-10 км. Однако обстановка в полосе фронта оставалась сложной, так как противник все время наращивал силу ударов. Для срыва его наступления необходимо было вводить новые силы. Командующий Воронежским фронтом поставил войскам задачу на 6 июля: упорной обороной изматывать наступающего противника и не допустить расширения прорыва в сторону флангов. Он отдал распоряжение командующему 1-й танковой армией генералу M. E. Катукову выдвинуть два корпуса на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно занять оборону на рубеже Меловое, Яковлеве В районы Тетеревино и Гостищево направлялись 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса в готовности с рассветом 6 июля нанести контрудар в направлении Белгорода. Чтобы не допустить развития наступления врага в северо-восточном направлении, из второго эшелона фронта в район боев были выдвинуты 69-я армия генерала В. Д. Крюченкина и 35-й гвардейский стрелковый корпус генерала С. Г. Горячева. Для предотвращения прорыва противника в северо-западном направлении генерал Н. Ф. Ватутин усилил оборону 40-й армии.

В течение дня 5 июля советские летчики на четырёх фронтах сбили в воздушных боях 260 и уничтожили на аэродромах 60 самолетов противника. Наши потери составили 176 самолетов. В результате противодействия наших истребителей и понесенных противником потерь активность вражеской авиации во вторую половину дня 5 июля на Центральном фронте несколько снизилась, а на Воронежском фронте противник и вовсе не смог преодолеть сопротивление наших истребителей.

Подготовка к контрудару наших войск на Южном фасе

К вечеру 5 июля сложилась благоприятная обстановка для нанесения контрудара по вклинившейся группировке немцев. К этому времени отчетливо определилось направление главного удара врага. Еще в первой половине дня 5 июля командующий фронтом отдал приказ командующим армиями: «6 июля с рассветом приступить к действиям по варианту 2».

Согласно этому варианту главный удар наносился силами двух армий: 13-й (17-го и 18-го гвардейских стрелковых корпусов) и 2-й танковой с фронта Мамошино, Орлянка, Прилепы, Битюг, Кашара в общем направлении на 1-е Поныри, Ладырево, Кошелево. Им содействовали левый фланг 48-й армии наступлением на Панская, Шамшин, Змиевка и правый фланг 70-й армии ударом в направлении Пробуждение, Горчаково, Кромы. Командующему 2-й танковой армией генералу А. Г. Родину последовало уточняющее распоряжение: «К действиям приступить немедленно. Двигаться группами рота, батальон. К вам в оперативное подчинение входит 19-й танковый корпус»{139}.

9-й танковый корпус (резерв фронта) должен был сосредоточиться в районе Арсеньевский, Трубицын, Сергеевское и быть готовым с утра 6 июля к действиям в направлениях Верх. Смородное, 2-е Поныри и Становое, Самодуровка{140}.

Войска приступили к выдвижению в исходные районы. 2-я танковая армия к 19 часам 5 июля развернулась 3-м танковым корпусом генерала М. Д. Синенко в районе Березово, Брусовое и 16-ой танковым корпусам генерала В. Е. Григорьева севернее Ольховатки. На рубеже Молотычи, Новоселки, Ясенок занял оборону 19-й танковый корпус генерала И. Д. Васильева. 18-й гвардейский стрелковый корпус генерала И. М. Афонина совершал марш, имея задачей к утру 6 июля сосредоточиться в районе Малоархангельока. 17-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. Л. Бондарева задержался с выдвижением и к исходу дня сосредоточился в районе Битюг, Кашара, Ольховатка.

К вечеру стало вполне очевидным, что гитлеровские войска наносили главный удар не вдоль железной дороги Орел — Курск, а западнее, в общем направлении на Ольховатку. Так как направление главного удара врага несколько не совпадало с предполагавшимся направлением его наступления по варианту 2, командующий фронтом в 22 часа уточнил задачи войскам. Для 2-й танковой армии это означало: 3-й танковый корпус переходил к обороне; 16-й танковый корпус и 11-я танковая бригада во взаимодействии с 17-м гвардейским стрелковым корпусом с рассветом б июля переходили в наступление в общем направлении на Бутырки, Гнилуша с задачей восстановить положение на левом фланге 13-й армии; 19-й танковый корпус наносил удар на Саборовка, Подолянь. Командующим 13-й и 70-й армиями было приказано восстановить прежнее положение на фронте своих армий и прочно закрепиться.

Для артиллерийского обеспечения контрудара были привлечены: из 13-й армии — 4-й артиллерийский корпус прорыва генерала Н. В. Игнатова, 21-я отдельная минометная бригада, 37-й и 65-й гвардейские минометные полки М-13 и 1441-й и 1541-й самоходно-артиллерийские полки; из 70-й армии — 1-я гвардейская артиллерийская дивизия и 92-й гвардейский минометный полк; из резерва фронта — 68-я отдельная пушечная артиллерийская бригада. Кроме того, привлекалась вся войсковая артиллерия соединений, наносивших контрудар.

В ночь на 6 июля 16-й танковый корпус занял исходные для наступления позиции в районе 2-е Поныри, Кутырки и подготовился к атаке. Части 17-го гвардейского стрелкового корпуса несколько задержались с выдвижением в исходные районы, так как на марше подверглись сильным ударам вражеских самолетов.

19-й танковый корпус, получивший задачу наступать в новом для него направлении, слишком много времени затратил на подготовку к наступлению и не только к утру, но и к полудню не был готов к боевым действиям. В связи с этим в контрударе с 17-м стрелковым корпусом не участвовал.

Своим решением командующий 13-й армией привлек к контрудару, кроме 17-го гвардейского стрелкового корпуса (70-я и 75-я гв. сд), 148-ю стрелковую дивизию генерала А. А. Мищенко, 81-ю стрелковую дивизию генерала А. Б. Баринова, а также 74-ю стрелковую дивизию. Контрудар этих соединений поддерживала 12-я артиллерийская дивизия, которой командовал полковник М. Н. Курковский, и штатная артиллерия стрелковых дивизий.

Соединения 13-й армии и 16-й танковый корпус наносили контрудар на фронте в 34 км. Здесь было сосредоточено 908 орудий и 637 минометов, общей плотностью до 43,7 орудия и миномета на 1 км фронта, а на направлении главного удара (15 км.) артиллерийская плотность достигала 65 орудий и минометов на 1 км, без учета более 200 установок полевой реактивной артиллерии. В отличие от стрелковых и танковых войск большинство артиллерийских частей имело для подготовки огня около 8-9 часов светлого времени. И только артиллерия 17-го гвардейского стрелкового и 16-го танкового корпусов, выдвигавшаяся вместе со стрелковыми соединениями, сосредоточилась в исходном положении к 2 ч. 30 м.

На 16-ю воздушную армию возлагалась задача прикрывать войска с воздуха, уничтожать танки, артиллерию и живую силу противника и тем самым содействовать нашим соединениям в восстановлении положения


Категория: Дневник "Курской битвы" | Добавил: muzdiorama | Теги: прохоровское поле, курская битва, июля 1943 г
Просмотров: 1294 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
РЕКЛАМА


ХИТ ПРОДАЖ СЕГОДНЯ


Поиск
Друзья сайта
  • Письма из будущего
  • Моё Скородное
  • Фотограф Виталий Рыжков
  • День Победы