Вторник, 21.11.2017, 20:23 Приветствую Вас Гость


Главная | Регистрация | Вход | RSS
Меню сайта
Категории раздела
О музее-диорама
Гости музея-диорамы
Выставки
Перед "Курской битвой"
Дневник "Курской битвы"
Оборонительное сражение (Прохоровка)"Курсская битва"
Курская битва
Прочие
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Музей-диорама"Курская битва" » Дневник "Курской битвы"

12 июля 1943 года
23.07.2003, 20:50

Северный фас
Западный фронт

В 3 ч. 20 м. на участке прорыва Западного фронта воздух и земля содрогнулись от грохота тысяч орудий и минометов. «Бог войны» — советская артиллерия начала сокрушительную работу по разгрому немецкой обороны на наиболее опасном направлении для орловской группировки фашистских войск. Еще раньше артиллерийскую подготовку начали войска Брянского фронта. Над обороной врага встала стена огня, поднятой в воздух земли и дыма. Такой могучий, хорошо спланированный и подготовленный артиллерийский огонь был обрушен на немецкие войска в ходе Великой Отечественной войны впервые.

Артиллеристы хорошо знали задачи пехоты, их наблюдательные пункты находились непосредственно в ее боевых порядках, цели были заранее разведаны и их положение уточнено в ходе боя передовых батальонов.

Вот как описывал артиллерийскую подготовку на участке прорыва Западного фронта очевидец событий военный корреспондент Е. Воробьев:

    «Воздух шатался от толчков, рожденных залпами. Никто не закрывал рта — как рыбы, вытащенные на берег и к тому же оглушенные. Все и впрямь оглохли, потому что человеческое ухо по природе своей не может вместить столько адского грохота, рева и звона... Не было сейчас в 11-й гвардейской армии Баграмяна солдата, офицера или генерала, который мысленно, шепотом или во весь голос (в сущности, тоже беззвучно) не прославлял бы наших артиллеристов.

    Горизонт на юге исчез за дымом и землей. Земля взметнулась вверх и осталась висеть черной массой, вопреки всем законам тяготения. Частицы земли, выброшенной из воронок, не успевали оседать, как новые взрывные волны увлекали их кверху, а вдогонку летели новые пласты вздыбленной земли».

Артиллерийская подготовка продолжалась 2 ч. 45 м. — до 6 ч. 5 м. В это время огонь был перенесен на 100 м в глубину обороны противника. В дальнейшем огневой вал, расчищая дорогу пехоте и танкам, через каждые 2-3 минуты делал скачок на 100 м..

Мощный и точный огонь советской артиллерии, удары авиации подавили оборону противника в полосе наступления 11-й гвардейской армии, лишили ее способности оказывать организованное сопротивление. Оборонительные сооружения противника в значительной части были уничтожены, противотанковая оборона расстроена, артиллерия подавлена.

Сразу же вслед за переносом огня, прижимаясь к разрывам снарядов, на позиции врага ринулись воины стрелковых частей первого эшелона и танки прорыва. Стремительным броском они ворвались в немецкие траншеи.

Части 211-й и 293-й немецких пехотных дивизий оказывали слабое, разрозненное сопротивление. Пользуясь растерянностью врага, советские войска энергично развивали наступление, прорвали передний край обороны и вскоре овладели основными узлами сопротивления первой полосы обороны противника.

Однако со второй половины дня сопротивление немецко-фашистских войск резко возросло. Враг стал вводить в бой резервы. Перед наступающими войсками появились части 5-й танковой дивизии немцев, спешно переброшенной к участку обозначившегося вклинения советских войск. Несколько повысилась активность немецкой авиации.

Необходимо было сохранить высокий темп наступления, разгромить во встречном бою выдвигавшиеся резервы врага, завершить прорыв его тактической зоны обороны. Командующий 11-й гвардейской армией генерал Баграмян принимает решение ввести в сражение в 17 час. на направлении главного удара армии, на участке 8-го гвардейского корпуса, 5-й танковый корпус под командованием генерал-майора М. Г. Сахно. Ему ставится задача нанести удар в общем направлении на Ульянове, Афанасьеве, прорвать немецкую оборону на всю глубину и в дальнейшем развивать успех на Болхов.

Между тем напряжение наземных боев в полосе наступления 11-й гвардейской армии все более нарастало. Уже при завершении боя за первую полосу обороны ее войска отразили семь сильных контратак тактических и оперативных резервов противника. В большинстве случаев они отражались огнем с места. Окончательный разгром контратакующего противника достигался путем наращивания усилий в ходе прорыва его обороны.

Брянский фронт
Артиллерийская подготовка на участке прорыва 3-й и 63-й армий Брянского фронта началась в 2 часа 12 июля. В ней участвовало свыше 4000 орудий и минометов. Одновременно сильные удары наносила по обороне врага авиация. Под прикрытием артиллерийского огня наша пехота преодолела вброд р. Зуша и приблизилась к переднему краю немецкой обороны. Стрелковые части, поддержанные танками, атаковали противника и ворвались в первую траншею.

Немецкое командование применило на переднем крае и в ближайшей глубине техническую новинку — подвижные бронированные точки, вооруженные пулеметами и перевозимые тягачами. Они зарывались глубоко в землю, и лишь с близкого расстояния можно было разглядеть верхний колпак обтекаемой формы. Эти бронированные доты были хорошо замаскированы и не вели огня до начала нашей атаки. Однако и они оказались уязвимыми. В ходе артиллерийской и авиационной подготовки бронированные пулеметные точки были почти полностью выведены из строя.

Главный маршал артиллерии H. H. Воронов, бывший в то время представителем Ставки на Брянском фронте, в своих воспоминаниях об атаке войск 3-й — командующий генерал-лейтенант А. В. Горбатов — и 63-й — командующий генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи — армий отмечает четкое взаимодействие родов войск на поле боя, умелое использование наступающими артиллерии, успешное действие артиллерийских корпусов, впервые примененных в наступлении.

Подавленные сильным огнем, войска противника вначале оказали слабое сопротивление. Но вскоре над полем боя появилось большое количество немецких бомбардировщиков.

* * *

В трудных условиях развивалось наступление на Болхов войск 61-й армии — командующий генерал-лейтенант П. А. Белов — Брянского фронта. Ломая яростное сопротивление врага, отбивая его непрерывные контратаки, войска армии к исходу 12 июля вклинились в оборону противника северо-восточнее Болхова на 12-км. участке на глубину от 3 до 7 км.

К концу дня наступающим войскам здесь противостоял организованный фронт обороны врага. Задача его прорыва на всю тактическую глубину не была выполнена и намечавшийся ввод в прорыв танкового корпуса не осуществлен.

Действия ВВС
Действия авиации противника:

В первый день в полосе наступления 11-й гвардейской армии было отмечено всего 74 самолето-пролета противника. Основные усилия немецкой авиации в этот день были сосредоточены против ударной группировки Брянского фронта, наступавшей на Орел с востока.

Действия нашей авиации. Западный фронт:
Главные усилия нашей авиации нацеливаются на обеспечение ввода в сражение танкового корпуса, на надежное прикрытие войск от ударов немецких бомбардировщиков.

    «Командующему 16-й воздушной армией Руденко.

    Военный совет просит передать летному составу горячую благодарность наших войск за активную поддержку с воздуха в отпоре врагу. Воины с любовью и теплотой отзываются об удачных ударах с воздуха своих братьев по оружию — славных соколов нашего фронта. Твердо уверены в том, что до конца операции летчики будут мужественно поддерживать воинов 13-й армии. Примите наш боевой товарищеский привет.

    Пухов, Козлов».

Действия нашей авиации. Брянский фронт:

К началу контрнаступления наших войск немецкое командование пополнило 6-й воздушный флот, действовавший на орловском направлении, и 4-й воздушный флот, действовавший против Воронежского и Степного фронтов, новыми самолетами и личным составом. Маневрируя авиационными соединениями, противник пытался массированными ударами бомбардировочной авиации задержать наступление советских войск.

Со второй половины дня 12 июля крупные группы немецких бомбардировщиков (до 30-50 машин) под прикрытием истребителей начали непрерывно атаковать наши войска. Бомбардировщики пикировали на боевые порядки наступающих войск, бомбили переправы через р. Зуша. В воздухе завязались ожесточенные бои. Одновременно немецкое командование спешно перебрасывало к месту вклинения наших войск резервы и с ходу бросало их в контратаки. Особенно ожесточенный характер носила борьба в полосе наступления 63-й армии. Советским войскам непрестанно приходилось отбивать контратаки пехоты и танков противника. Темп наступления резко замедлился.

Ударную группировку войск Брянского фронта прикрывал 1-й гвардейский истребительный авиационный корпус под командованием генерала E. M. Белецкого. Его самолеты группами по 8-16 истребителей непрерывно патрулировали над боевыми порядками наших войск. 12 июля произошло 48 групповых воздушных боев, в результате которых было сбито 67 самолетов противника. Наша авиация потеряла 45 самолетов. Всего в течение ночи и дня 12 июля 15-й воздушной армией — командующий генерал-лейтенант авиации Н. Ф. Науменко — в полосе наступления 3-й и 63-й армий было совершено 737 самолето-вылетов.

Итог боевого дня на Северном фасе
Наземная обстановка. Западный фронт

Своевременный ввод в сражение вторых эшелонов стрелковых корпусов, и главным образом 5-го танкового корпуса, позволил к исходу первого дня наступления завершить прорыв первой полосы обороны противника, продвинуться на 8-10км и выйти в районе Ульянове к его второй полосе обороны. Достигнуто было меньше, чем предусматривалось планом операции, но это было все же выдающееся достижение советских войск.

Попытка 5-го танкового корпуса с ходу прорвать вторую полосу обороны противника не привела к успеху. Немецкие войска успели закрепиться на ней до подхода советских танков и встретили их атаки сильным огнем противотанковой артиллерии, контратаками, ударами авиации. К исходу дня 5-й танковый корпус оказался скованным на всем фронте.

Ночь на 13 июля войска 11-й гвардейской армии использовали для подготовки прорыва второй полосы обороны противника.

Ночные часы активно использовал и противник для организации обороны на второй полосе силами отошедших частей, а также подошедшей из оперативного резерва 5-й танковой дивизии.

Наземная обстановка. Брянский фронт
В первый день наступления войска 3-й и 63-й армий не могли прорвать главную полосу обороны и вынуждены были вести бои в ее глубине по уничтожению многочисленных опорных пунктов врага. Наибольшее продвижение наши соединения имели на стыке 3-й и 63-й армий, где они вклинились в оборону противника на глубину 6-7 км.

Начальник штаба Брянского фронта генерал Л. М. Сандалов, анализируя результаты наступательных действий войск за 12 июля, пишет:

    «Первый день наступления не принес ощутимых успехов Брянскому фронту. Несмотря на мощную артиллерийскую и авиационную поддержку атакующих войск, ударные группировки фронта пробились 12 июля лишь на 5-8 км. в глубину. Почти двухгодичная подготовка противником орловского плацдарма дала себя знать. За первой захваченной траншеей следовала вторая, за занятой позицией находилась следующая позиция, за одним рубежом вырисовывался следующий рубеж. Танковый корпус 12 июля в бой ввести не удалось.

    Значительно успешнее в первый день операции развивалось наступление 11-й гвардейской армии Западного фронта. Это была очень сильная армия. Ее ударная группа лишь на четыре дивизии уступала ударным группам армий Брянского фронта, вместе взятым. Надо отдать должное командованию Западного фронта. Оно отлично обеспечило гвардейскую армию для наступления».

* * *

Действия авиации:

Авиасоединения 16-й воздушной армии за период оборонительных боев с 5 по 12 июля произвели около 7600 боевых самолето-вылетов, оказали большую помощь войскам в срыве вражеского наступления и во взаимодействии с соседними воздушными армиями завоевали господство в воздухе. За это время летчики армии провели 380 воздушных боев, в которых сбили 517 самолетов противника.

На врага было сброшено около 20 тыс. фугасных и осколочных бомб, более 23 тыс. противотанковых бомб, около 4 тыс. реактивных снарядов.

Советская авиация господствовала над нолем боя. В течение 12 июля частями и соединениями 1-й воздушной армии генерала Громова было произведено 868 самолето-вылетов.

Южный фас

Прохоровское сражение
В 8 ч. 30 м. после 15-минутного артиллерийского огневого, налета и ударов авиации 5-я гвардейская танковая армия атаковала противника. Гитлеровцы встретили атакующих огнем противотанковой артиллерии и контратаками тяжелых танков.

Уже в первые минуты сражения в районе совхоза «Октябрьский» навстречу друг другу двинулись лавины танков. Об этом сражении хорошо рассказывает командующий 5-й гвардейской танковой армией, ныне Главный маршал бронетанковых войск, П. А. Ротмистров:

    «Солнце помогало нам. Оно хорошо освещало контуры немецких танков и слепило глаза врагу.

    Первый эшелон атаковавших танков 5-й гвардейской танковой армии на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Сквозная танковая атака была настолько стремительна, что передние ряды наших танков пронизали весь строй, весь боевой порядок противника. Боевые порядки перемешались. Появление такого большого количества наших танков на поле сражения явилось для врага полной неожиданностью. Управление в его передовых частях и подразделениях вскоре нарушилось. Немецко-фашистские танки «тигр», лишенные в ближнем бою преимущества своего вооружения, успешно расстреливались нашими танками Т-34 с коротких расстояний, и в особенности при попадании в борт».

18-й танковый корпус генерала Б. С. Бахарова, имевший в первом эшелоне 181-ю и 170-ю танковые бригады, после ожесточенных боев к 14 ч. 30 м. овладел совхозом «Октябрьский» и, развивая наступление, подошел к Андреевке и Васильевке. Противник бросил против частей корпуса сильную танковую группировку, в том числе 15 «тигров». 170-я танковая бригада во встречном бою нанесла врагу потери и к 18 час. полностью овладела Васильевкой. В дальнейшем сопротивление противника возросло, и части 18-го танкового корпуса перешли к обороне.

29-й танковый корпус генерала И. Ф. Кириченко, имея в первом эшелоне 31-ю и 32-ю танковые бригады, вышел к высоте 252.5, но был встречен сильным огнем зарытых в землю танков. В течение всего дня корпус вел бои с атакующими группами танков из состава танковых дивизий СС «Мертвая голова» и «Адольф Гитлер». С наступлением темноты корпус перешел к обороне. В период, когда шли бои за высоту 252,5, 53-я мотострелковая бригада, используя успех 18-го танкового корпуса, обошла высоту с юга, стремительно выдвинулась вперед и ворвалась в совхоз «Комсомолец». 32-я танковая бригада, атаковав противника в направлении совхоза «Октябрьский», была остановлена сильным огнем противотанковых орудий и перешла к обороне. 25-я танковая бригада этого корпуса, введенная в бой из второго эшелона, атаковала противника в районе совхоза «Сталинское отделение», но, встреченная сильным артиллерийским огнем, тоже перешла к обороне.

Спустя некоторое время крупные силы противника потеснили части 29-го танкового корпуса.

2-й гвардейский танковый корпус полковника А. С. Бурдейного, наступавший в направлении Калинина, к 14 ч. 30 м. завязал встречный бой с танковой дивизией СС «Райх». В связи с отставанием 29-го танкового корпуса и создавшейся угрозой своему открытому правому флангу 2-й гвардейский танковый корпус отошел в исходное положение, где и закрепился, отражая танковые атаки гитлеровцев.

2-й танковый корпус генерала А. Ф. Попова активными действиями обеспечивал стык между 29-м и 2-м гвардейским танковыми корпусами.

В своих воспоминаниях П. А. Ротмистров пишет:

    «Таким образом, можно констатировать, что до 14 часов 12 июля первый эшелон 5-й гвардейской танковой армии хотя и медленно, но уверенно выигрывал победу, теснил противника в западном направлении и наносил ему большие потери как в личном составе, так и в танках, несмотря на его превосходство в тяжелых танках».

К полудню немецкому командованию стало вполне очевидно, что попытка его группировки прорваться в район Прохоровки не удалась. Тогда гитлеровцы решили выйти частью сил на северный берег р, Псел, охватить правый фланг нашей наступающей группировки и в последующем наступать в районе севернее Прохоровки на тылы 5-й гвардейской танковой армии. Для выполнения этой задачи противник ввел в бой 11-ю танковую дивизию 48-го танкового корпуса и совместно с танковой дивизией СС «Мертвая голова» нанес удар по правому флангу 5-й гвардейской танковой армии и по участку обороны 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии. Группировка немцев в составе до 100 танков, полка мотопехоты и 200 мотоциклистов, с самоходными орудиями, при поддержке авиации, прорвала боевые порядки 52-й гвардейской стрелковой дивизии полковника И. М. Некрасова и к 13 час. овладела высотой 226,6.

На северных скатах высоты враг встретил упорное сопротивление 95-й гвардейской стрелковой дивизии полковника А. Н. Ляхова. Несколько раз гитлеровцы пытались прорвать оборону дивизии, но с большими потерями откатывались назад. Бои велись до 18 час. Перегруппировав силы, гитлеровцы в 20 час. после ударов авиации снова атаковали боевые порядки 95-й гвардейской стрелковой дивизии. И только с наступлением темноты врагу удалось оттеснить ее части и овладеть селением Полежаев. Дальнейшее продвижение противника было остановлено.

Для отражения попыток противника прорваться в тыл 5-й гвардейской танковой армии во второй половине дня из состава 5-го гвардейского механизированного корпуса была выдвинута 10-я гвардейская механизированная и 24-я гвардейская танковая бригады полковника И. Б Михайлова и подполковника В. П. Карпова.

Как уже указывалось, в связи с созданием угрозы левому флангу 5-й гвардейской танковой армии ее командующий решил часть сил использовать для отражения наступления противника. Было сформировано два отряда, которые возглавил генерал Труфанов. Правый отряд состоял из гвардейских 11-й и 12-й механизированных и 26-й танковой бригад. С выходом отряда в район Рындинка, Авдеевка в его состав включились части 92-й гвардейской стрелковой дивизии. В состав левого отряда вошли 1-й гвардейский мотоциклетный, 53-й гвардейский танковый, 689-й истребительно-противотанковый артиллерийский и 678-й гвардейский гаубичный полки.

В 18 час, 12 июля правый отряд частью сил атаковал противника. В ходе ожесточенного встречного танкового боя враг был выбит из Рындинки и отброшен на восточный берег Сев. Донца, в район Ржавец. В этих боях были разгромлены 73-й и 74-й гренадерские моторизованные полки 19-й танковой дивизии врага. Левый отряд во взаимодействии с 96-й танковой бригадой, действовавшей в составе 69-й армии, остановил наступление противника на Александровку.

Наступление 6-й гвардейской армии затянулось из-за задержки с выходом в исходное положение 184-й и 219-й стрелковых дивизий 22-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Н. Б. Ибянского. И только в 13 час. с ходу, без предварительной подготовки, дивизии завязали бои. При этом 184-я стрелковая дивизия полковника С. И. Цукарева, пройдя через боевые порядки 90-й гвардейской стрелковой дивизии, к 17 час. с ожесточенными боями вышла в район Раково. Подтянув силы, к вечеру ее части развернули наступление на Раково и Березовку, а также южную окраину Верхопенье. К исходу дня дивизия закрепилась на достигнутых рубежах и дальнейшего продвижения не имела.

219-я стрелковая дивизия генерала В. П. Котельникова во взаимодействии с частями 1-й танковой армии к 17 час. с упорными боями вышла на рубеж Калиновка, Лог Кубасовский и развернула наступление в направлении Верхопенье. 90-я гвардейская стрелковая дивизия полковника В. Г. Чернова после прохода через ее боевые порядки 184-й стрелковой дивизии оставила занимаемый рубеж и вышла во второй эшелон корпуса. 71-я гвардейская стрелковая дивизия полковника И. П. Сивакова, начав наступление в 11 час., к исходу дня вела бои за населенные пункты Михайловка, Красный Починок, Коровино.

Соединения 23-го гвардейского стрелкового корпуса генерала П. П. Вахрамова развернули наступление также с некоторым опозданием, 204-я стрелковая дивизия полковника К. М. Байдака имела незначительное продвижение в направлении Новоселовки, была контратакована противником и перешла к обороне. 309-я стрелковая дивизия полковника Д. Ф. Дремина, находясь в подчинении 1-й танковой армии, наступала в направлении южнее Ситное. Враг контратаковал части дивизии и остановил ее продвижение.

Наступление танковых корпусов 1-й танковой армии также не дало существенных результатов. 5-й гвардейский танковый корпус во взаимодействии с частями 6-й гвардейской армии за день боев овладел пунктом Чапаев и вышел на северо-западную окраину Ракова, но вскоре был атакован крупной танковой группировкой противника и остановлен. 10-й танковый корпус в течение дня очистил урочище Толстое и к исходу дня вышел в район севернее Березовки. 3-й механизированный и 31-й танковый корпуса во взаимодействии с соединениями 23-го стрелкового корпуса начали наступление в 8 ч. 30 м. в направлении Новоселовки, но успеха не имели; они вынуждены были отбивать контратаки врага и удерживать занимаемые рубежи. Таким образом, продвижение 6-й гвардейской и 1-й танковой армий было незначительным.

Не удалось полностью выполнить поставленные задачи и соединениям 5-й гвардейской армии. Наступление 32-го гвардейского стрелкового корпуса генерала А. И. Родимцева началось в 8 ч. 30 м. Действовавшая на левом фланге 66-я гвардейская стрелковая дивизия генерала А. В. Якшина в ходе ожесточенных боев к вечеру вышла на северную окраину Кочетовки, но дальше не продвинулась. 13-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Г. В. Бакланова, будучи атакованной1 крупными силами противника, прочно занимала участок обороны. Соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса генерала И. И. Попова наступали в направлении Красного Октября, Грезное. Его правофланговая 97-я гвардейская стрелковая дивизия полковника И. И. Анциферова к исходу дня вышла на линию северная окраина Кочетовки, Красный Октябрь и здесь закрепилась. 95-я гвардейская стрелковая дивизия совместно с 52-й гвардейской стрелковой дивизией в течение дня, вела ожесточенные бои на северном берегу р. Псел. К исходу дня враг был остановлен и дивизия заняла прочную оборону на участке Красный Октябрь, восточная окраина Полежаев. 42-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Ф. А. Боброва наступала в направлении Михайловка и Андреевка и овладела ими. 9-я гвардейская воздушнодесантная дивизия полковника А. М. Сазонова к 17 час. прочно заняла оборону по рубежу совхоз «Октябрьский», совхоз «Сталинское отделение».

Шли упорные бои и на правом фланге 69-й армии. 183-я стрелковая дивизия генерала А. С. Костицына в ходе боев южнее совхоза «Комсомолец» нанесла потери врагу, но к исходу дня под воздействием его превосходящих сил своим правым флангом отошла и закрепилась восточнее Ясной Поляны.

Решением командующего 7-й гвардейской армией главная роль в контрударе отводилась 49-му стрелковому корпусу генерала Г. Н. Терентьева. Управление корпуса прибыло в состав армии накануне наступления. В него были включены 73-я гвардейская, 270-я и 111-я стрелковые дивизии, танковые и артиллерийские части. Бои корпуса начались в 9 час. 9 июля из района колхоза «Соловьев» и совхоза «Поляна». Однако в силу слабой организации и поспешности подготовки наступления бои не принесли желаемых результатов. В течение дня соединения корпуса вышли на рубеж высот 207.9, 191.2 западнее совхозов «Батрацкая Дача» и «Поляна». Во время атаки рощи южнее совхоза «Поляна» отличился командир танкового взвода 2-го танкового батальона 27-й гвардейской танковой бригады старший лейтенант И. А. Конорев, уроженец села Никольское, Курской области. Его взвод ворвался в расположение противника и уничтожил ряд огневых точек. Вскоре два танка артогнем противника были выведены из строя, и Конорев остался с одним. Меткими выстрелами он подбил три самоходные пушки гитлеровцев. Преследуя врага, танк наскочил на мину и подорвался. Верный своему воинскому долгу, Конорев не покинул машину, а вел из нее огонь по фашистам. Тогда гитлеровцы выкатили на опушку леса два противотанковых орудия и открыли огонь по танку. Командир был ранен, но продолжал вести огонь. Экономя каждый снаряд, герой танкист выбирал наиболее важные цели. Но вот вражеский снаряд пробил башню, и Конорев погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР Ивану Алексеевичу Конореву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Действия ВВС

Действия нашей авиации:
Накануне контрудара (в ночь на 11 и на 12 июля) ночные бомбардировщики 2-й воздушной армии нанесли удары по технике и живой силе врага в районах Покровка, Яковлево, Мал. Маячки. За это время 208-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия произвела 126 самолето-вылетов. Активно действовали ночные бомбардировщики 17-й воздушной армии и авиации дальнего действия. Чтобы воспрепятствовать подходу резервов противника, они нанесли удары по железнодорожным станциям, перегонам и шоссейным дорогам, ведущим к району сражения. Всего ночные бомбардировщики 17-й воздушной армии произвели 183, а авиация дальнего действия — 88 самолето-вылетов.

Для прикрытия наших войск командующий 2-й воздушной армией в 12 час. ввел в дело свой резерв — 8-ю истребительную дивизию. Всего в интересах контрудара авиация произвела до 1300 самолето-вылетов, в том числе дневные бомбардировщики — 82, штурмовики — 220, истребители — 600, ночные бомбардировщики воздушных армий — 309, соединения авиации дальнего действия — 88.

Только в районе танкового сражения западнее Прохоровки наша авиация за день совершила около 600 самолето-вылетов, провела 12 воздушных боев, в которых советские летчики сбили 18 вражеских самолетов.

Утром 12 июля, за 40 минут до начала контрудара, 2-я воздушная армия провела авиационную подготовку, в которой участвовало более 200 самолетов. Ввиду сложных метеорологических условий летчикам пришлось действовать по танкам и артиллерии на огневых позициях небольшими группами.

В полосе наступления 11-й гвардейской армии Западного фронта за 15 минут до начала атаки 70 бомбардировщиков Пе-2 и 48 штурмовиков Ил-2 1-й воздушной армии нанесли на участке прорыва сосредоточенный удар по артиллерии и опорным пунктам противника. Здесь же в течение ночи действовали соединения авиации дальнего действия и 213-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия 1-й воздушной армии.

На участке прорыва 61-й армии Брянского фронта ночью была проведена авиационная подготовка силами авиации дальнего действия и 313-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии 15-й воздушной армии. В результате проведенной авиационной и артиллерийской подготовки оборона врага на участках прорыва обоих фронтов была значительно ослаблена. Днем войска фронтов при поддержке авиации развивали наступление.

Итоги боевого для на Южном фасе

Наземная обстановка:
Прекратив активные действия на обоянском направлении, противник все усилия сосредоточил на прохоровском направлении. Враг пытался концентрированными ударами с запада и юга выйти к Прохоровке.

12 июля развернулось танковое сражение в двух районах — западнее Прохоровки, в котором приняли участие основные силы 5-й гвардейской танковой армии и трех дивизий танкового корпуса СС, и в районе Рындинка, Ржавец, Выползово, где столкнулись три бригады (две механизированные и одна танковая) и танковый полк отряда генерала Труфанова с основными силами 3-го танкового корпуса врага. В сражении в обоих районах одновременно принимало участие около 1500 танков. Оно характеризовалось небывалой напряженностью и разнообразием форм боевых действий. На одних направлениях велись наступательные и встречные бои, на других — наступление и оборона, сочетавшаяся с засадами и контратаками. Одновременно над полем боя происходили ожесточенные воздушные бои. Только в районе танкового сражения западнее Прохоровки наша авиация за день совершила около 600 самолето-вылетов, провела 12 воздушных боев, в которых советские летчики сбили 18 вражеских самолетов.

В результате сражения под Прохоровкой немцы понесли тяжелое поражение. Только 5-я гвардейская танковая армия подбила и уничтожила до 400 танков врага (в том числе 70 «тигров»), 88 орудий, 70 минометов, 83 пулемета, более 300 автомашин с войсками и грузами, более 3500 солдат и офицеров. Следует отметить, что и наши танковые соединения понесли значительный урон. За 12 июля 5-я гвардейская танковая армия потеряла 300 танков и самоходных орудий.

Контрудар войск Воронежского фронта не завершился полным разгромом вклинившейся ударной группировки врага. Объяснялось это нехваткой времени для подготовки контрудара войсками 5-й гвардейской танковой армии, недостаточным инженерным и артиллерийским усилением этой армии, упорным сопротивлением врага в полосах 1-й танковой, 5, 6 и 7-й гвардейских армий, которые, по существу, продвижения не имели. Кроме того, 5-я гвардейская танковая армия, понеся большие потери и использовав второй эшелон, а также резерв для борьбы на флангах, не смогла развить первоначальный удар и вынуждена была к исходу дня перейти к обороне. Но, несмотря на отмеченные недочеты, победу одержали советские войска. Острие танкового клина противника, надломленное в районе обоянского шоссе, было полностью сломлено. День 12 июля стал днем острого кризиса фашистского наступления. Перед всем Воронежским фронтом, за исключением участка 69-й армии, противник перешел к обороне. День этот стал роковым для гитлеровских войск. С этого времени инициатива полностью перешла к советским войскам.

Но в сложившейся обстановке советское командование не могло еще сбрасывать со счетов ударную силу врага и возможность наступления его танковой группировки на прохоровском направлении. Поэтому командующий фронтом поставил перед войсками задачу: не допустить дальнейшего продвижения противника на Прохоровку с запада и с юга; ликвидировать его группировку, прорвавшуюся на северный берег р. Псел; 69-й армии ликвидировать части 3-го танкового корпуса, прорвавшиеся в район Ржавец, и, наконец, продолжать наступление силами 1-й танковой, 6-й гвардейской и правым крылом 5-й гвардейской армий. 2-я воздушная армия должна была уничтожать группировку врага, наступавшую из района Кураковка, Ново-Оскочное, Казачье.

Гитлеровское командование планировало все еще продолжать наступление. Ближайшей задачей оно ставило окружение пяти дивизий 69-й армии, оборонявшихся в выступе между реками Липовый Донец и Северный Донец. При этом предполагалось нанести концентрические удары: из района Ясная Поляна, Озеровский на Шахово и из района Щелоково, Ржавец также на Шахово.

Действия авиации:
За 12 июля наша авиация совершила 2174 самолето-вылета и в 72 воздушных боях сбила 86 самолетов противника, но и сама потеряла 59 самолетов.


Категория: Дневник "Курской битвы" | Добавил: muzdiorama | Теги: прохоровское поле, курская битва, 12 июля 1943 года
Просмотров: 946 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
РЕКЛАМА


ХИТ ПРОДАЖ СЕГОДНЯ


Поиск
Друзья сайта
  • Письма из будущего
  • Моё Скородное
  • Фотограф Виталий Рыжков
  • День Победы